Большие территории охотугодий сданы республикой в аренду частным предпринимателям и различным организациям. Жизнь охотников-любителей изменилась. Теперь львиную долю лицензий на добычу животных приходится покупать не у государственной службы (Бурприроднадзора), а у «частников».
«Частник» продает лицензии на добычу животных в арендованных им угодьях. Государство – в оставшихся общедоступных охотугодьях.
- Я - охотник-любитель. Охотничьим делом занимаюсь с конца 1980-х. Состою в общественной организации охотников. Для простых охотников сложилась очень сложная ситуация. Нам что обидно? Леса передают «частникам». Если не успел купить государственную лицензию, недорогую, то приходится идти покупать у «частников». А они у них дороже в несколько раз, - рассказал нашему изданию Алексей Иванов, охотник из Бичурского района.
По государственной цене лицензия на косулю - тысяча рублей «с хвостиком» - ему не досталась: «Как член охотничьей организации, брал у «частников» на Гочитское охотхозяйство, у них лицензия с путевкой стоит пять тысяч. А в связи с чем в пять раз дороже? У некоторых - семь тысяч. А если нет членского охотничьего билета, то уже берешь не за пять, а за восемь тысяч. Откуда «частники» такие цены берут?». - Купить государственную лицензию получается не у всех, а «частная» для многих не по карману.
Лицензий по государственным ценам выдается очень мало. Охотники остаются ни с чем и только смотрят, как к нам по Малому Гутаю, по Большому Гутаю ездят джипы крутые, городские. На охоту. Я сейчас узнавал, некоторым путевка и на рябчика уже не досталась.
Проблема не районная, а по всей республике, - говорит охотник. К тому же гослицензия распространяется на «хиленькие» общедоступные леса. А наиболее привлекательные угодья уходят в аренду «частникам».
- Почему охотники должны покупать втридорога? Самое обидное, что когда лес горит, мы не видим на тушении этих охотников на джипах. Глава бегает, просит местных: пожалуйста, помогите. Тушить мы – простые мужики – идем помогать. А еще пишут, что лес – наше богатство, но в этом богатстве мы не можем поохотиться, - говорят недовольные бичурские охотники.
Как заявили нашему изданию в Бурприроднадзоре, власть не в состоянии повлиять на частную ценовую политику, как-то ограничить аппетиты арендаторов.
- На Бичурский район выдано 19 разрешений на косулю – на общедоступные территории. Больше мы никак не можем выдать, учитывая численность косули. Существует лимит изъятия, - также констатировали в Бурприроднадзоре. У «частников» есть право выдать 131 лицензию на этот вид.
Большой разрыв связан с тем, что там общедоступные территории – это в основном степная зона. Тогда как «частники» взяли более лакомые места - лесные территории (ареал обитания косули). Таким образом, направление по косулям на бичурских просторах практически на 100% отдано в руки «частников». Чиновники объяснили высокий уровень цен затратами «охотничьих бизнесменов».
- «Частники» они ведь тоже свою работу выполняют – биотехнические мероприятия, подкормку этих животных, охрану, чтобы браконьеры не охотились на их территории. Поэтому и цены такие, чтобы не терять и свою выгоду, - считают в ведомстве. Кроме того, в Бурприроднадзоре прояснили, что «частники» не обязаны согласовывать свои цены с государством.
Тем временем охотников республики удручает то, что частные арендаторы даже пытаются продавать разрешения «комплексно» за 20-30 тыс. рублей. В «пакете» и кабан, и косуля, и лось и другие. - А люди то безработные. В нашем селе 90% безработных, - грустно рассказал охотник из Бичурского района.
Приезжая в Бурприроднадзор, сельчанин знакомится с другими любителями охоты. Есть охотники-пенсионеры лет под 70, и пенсии у них маленькие. - Как он сможет позволить себе купить лицензию у «частника»? - задается вопросом сельчанин. Алексей Иванов - человек пожилой, доступа в Интернет не имеет.
Чтобы купить недорогую лицензию, он приходил в офис Бурприроднадзора в Улан-Удэ. - С 1 октября сезон открывается. В середине сентября приехал в шесть часов. В девять часов отрылись, очередь стояли-стояли, потом у них все «зависло». К десяти часам гослицензий на наш район и некоторые другие уже не было.
А накануне прошлых сезонов собирались толпы охотников до четырехсот человек. Два года назад мы там вообще ночевали, т. к. очередь занимали с вечера, - рассказывает сельский житель. В Бурятии нет никаких квот для местных охотников. К примеру, для бичурских охотников, чтобы охотиться в родном районе.
Более того, линия государства состоит в том, чтобы стимулировать «частников» брать охотугодья в аренду. Лишь 20% от площади охотугодий какого-нибудь района, по правилам, должны оставаться общедоступными. - А 80% должны быть или закрепленными за кем-то, или заказниками.
Такого, что 100% угодий будут сданы «частникам», быть не может. В том числе в Бичурском районе. Этот район нельзя назвать лидером по аренде охотугодий, там половина площади общедоступна, можно сказать, и там заказник еще есть. А некоторые другие районы республики вообще общедоступны. Дальние районы.
Окинский район – полностью общедоступная территория, - заверили в ведомстве. Логика подсказывает, что «частников», конечно, привлекут хорошие участки, а общедоступными останутся места из категорий «так себе». К слову, между «частниками» и государством есть примечательное различие в обслуживании клиентов-охотников.
- У «частников»-арендаторов прямо тут, в охотхозяйстве, есть представитель-егерь, который на месте выдает лицензии. А Бурприроднадзор такого представителя в районе не имеет. Едем в Улан-Удэ, стоим в очередях, - возмущаются жители Бичурского района.
Переход охотугодий в ведение «частников» обладает и другой, неприятной стороной. Арендатор может совсем отказаться продавать кому-то лицензии. - Его никто не обязывает продавать. Он может и не продать. Может себе их оставить, сам осваивать. Может и вовсе «закрыть» этот участок на три года, чтобы животные расплодились, - предупреждают в ведомстве.

e-max.it: your social media marketing partner