30 апреля 1975 года отряды Вьетнамской народной армии вошли в столицу Южного Вьетнама. Взятие северными вьетнамцами Сайгона стало фактическим окончанием Вьетнамской войны.

 

Несмотря на то, что с тех пор прошли четыре десятилетия, поражение во Вьетнамской войне до сих считается самой большой неудачей американской армии в военной истории Америки.

Война во Вьетнаме продлилась без малого два десятилетия (1957-1975), а ее «американский период» - 10 лет (1965-1975), но вплоть до самого ее конца боевые действия обходили стороной Сайгон. Однажды в город, правда, прорвалась небольшая группа вьетнамских партизан, но их быстро уничтожили. Случались, конечно, время от времени и ракетные обстрелы столицы, но по сравнению с северной столицей – Ханоем Сайгон нельзя было назвать прифронтовым городом.

Благодаря сдаче южновьетнамских войск по приказу генерала Зыонга Ван Миня удалось избежать не только обстрела города из тяжелой артиллерии, но и уличных боев, к которым готовились отряды ВНА. Вьетнамцы потом еще долго шутили, что северяне захватили Сайгон, не разбив даже ни одной лампочки.

Конечно, это не совсем так. Южновьетнамские войска не собирались сдавать столицу без сопротивления. Бои, конечно, были и бои кровопролитные и ожесточенные, но только на подступах к городу. Сам Сайгон война обошла стороной и в этот раз.

Поэтому утром 30 апреля 1975 года, когда в Сайгон вступили войска Демократической республики Вьетнам (ДРВ), в городе царила непривычная тишина. На улицах не кипела, как обычно, жизнь. На сайгонских улицах и площадях было, на удивление, малолюдно и тихо. Сайгонцы сидели по домам и предпочитали без особой надобности не выходить на улицы, потому что не знали, как поведут себя победители.

 



Сайгон опустел. Опустело американское посольство, больше похожее на крепость. Опустели правительственные здания и учреждения и президентский дворец. Президент Нгуен Ван Тхиеу отрекся от власти еще 21 апреля. Новый президент бежал из столицы 28 апреля, когда в городе слышалась канонада. Ставшему после его бегства президентом генералу Миню довелось править Южным Вьетнамом всего два дня.

Когда Зыонг Ван Минь торжественно заявил северо-вьетнамским офицерам, что готов передать власть, то услышал в ответ, что он не может передать то, чего у него нет.

Конечно, власть президента Миня была полной фантазией, но в таких же фантазиях Сайгон жил много последних недель перед падением города. Накануне захвата по Сайгону гуляли самые невероятные слухи. Конечно, сайгонцы боялись репрессий, но надеялись, что на то, что и они, и северяне были вьетнамцами.

И все же страх был таким сильным, что с отступающими войсками, а также уже после взятия города Сайгон покинули в общей сложности почти миллион человек, так или иначе связанных с прежним режимом. После эвакуации Сайгона появился новый термин – люди в лодках. Именно на лодках и маленьких судах отправлялись в опасный путь беглецы.

Первыми в Сайгон вошли северо-вьетнамские танки. В 11.30 над Дворцом независимости был поднят флаг ДРВ. Солдаты ВНА были одеты в несколько мешковатую зеленую форму и не были похожи на кровожадных монстров, какими их рисовала южновьетнамская пропаганда. Они мало чем отличались от южан. Победители были явно довольны тем, что война закончилась, а они не только остались живы, но и стали непосредственными участниками великой победы.

Через несколько дней в Сайгоне состоялся военный парад, после которого большинство северо-вьетнамских войск покинули город. Оставшиеся, к удивлениюсайгонцев, вели себя вежливо и даже несколько робко. Но несмотря на робость они были отличными солдатами, что и доказывали во время крайне редких стычек с твердыми сторонниками прежней власти, оставшимися в городе.

Запад знал о том, что происходит в Сайгоне, потому что в городе остались два-три десятка иностранных журналистов, в основном французов и японцев. Остались также несколько британцев и один или два американца, выдававших себя за канадцев.

Конечно, без репрессий не обошлось. Южные вьетнамцы, сотрудничавшие в режимом Тхиеу и не бежавшие с американцами, проходили «перевоспитание» в так называемых «новых экономических зонах». Такое название получили трудовые лагеря. Однако в целом объединение двух Вьетнамов прошло более-менее спокойно и безболезненно.

Война во Вьетнаме выделяется среди вооруженных конфликтов второй половины 20 века своими масштабами и размахом. Она оказала очень сильное воздействие на жизнь и культуру не только ее главных участников – Вьетнама и США, но и Китая, Советского Союза, других стран Индокитая.

Во Вьетнамскую войну оказались втянуты довольно много стран, поэтому она выходит за рамки регионального конфликта. Вьетнаму оказывали серьезную помощь и на его стороне воевали КНР, СССР, КНДР, демократический Лаос, ЧССР, Куба и Болгария. Во главе коалиции, поддерживающей Южный Вьетнам, стояли Соединенные Штаты. В нее также входили Южная Корея, Таиланд, Австралия, Новая Зеландия, Камбоджа, королевство Лаос. Помощь борцам с коммунизмом в Индокитае оказывали Тайвань, Филиппины и Испания.



Взятие Сайгона закончило войну, растянувшуюся на целое поколение; войну, в которой со всех сторон, но главным образом, конечно, со стороны вьетнамцев, погибли миллионы человек. К ним и американцам следует прибавить и примерно 300 тыс. камбоджийцев и 60 тыс. лаосцев, тоже погибших в той войне.

Война дорого обошлась Америке и в прямом смысле этого слова. Американские налогоплательщики заплатили за вьетнамскую авантюру 111 млрд. долларов. В пересчете на нынешние цены это 833 млрд. Вьетнаму она, конечно, обошлась неизмеримо дороже.

Вьетнамская война, особенно, ее вторая половина, проходившая с участием американских войск, численность которых в отдельные моменты превышала полмиллиона человек, оказалась удивительной во многих отношениях.

Наиболее глубокий след она оставила в Калифорнии. Дело в том, что больше всего среди погибших во Вьетнаме американских солдат было уроженцев Калифорнии.

Война в Индокитае сильно ударила по генофонду американского народа. Две трети из 58 тыс. погибших американцев составляли юноши моложе 21 года.

Кроме «людей в лодках», она дала Западу в целом и Америке в частности очень много. Больше всего известен, конечно, «вьетнамский синдром», заставивший американцев выступать против всех военных кампаний, в которых участвовали американские военные. Сам термин, кстати, придумал будущий президент США Рональд Рейган.

Достаточно вспомнить знаменитый «Поход на Пентагон» в октябре 1967 года. Тогда в Вашингтон со всех концов Америки приехали протестовать против войныок. 100 тыс. молодых американцев.

e-max.it: your social media marketing partner